vokiturk (vokiturk) wrote,
vokiturk
vokiturk

Провинция Фулиньчжоу - окончание (Максим Рябов (Псков))

Друзья! Представляю Вашему вниманию окончание искромётного рассказа Максима Рябова - "Провинция Фулиньчжоу"! Приятного чтения!



7.
Далеко отойти от берега моря И Ци не удалось, потому что путь ей преградил передовой отряд императорской армии – сто тысяч китайских воинов, двести тысяч человек обслуживающего персонала и пятьдесят тысяч чиновников императорской свиты. Это если не считать шесть тысяч боевых колесниц, сто восемьдесят ракетных пусковых установок и одного боевого слона – подарка императору от знакомого индийского магараджи.
Удивилась И Ци и поинтересовалась у первого попавшегося солдата:

- Чего это вы тут делаете?
- Ах, - вздохнул солдат, - лучше не спрашивай, а убегай отсюда подобру-поздорову. Плывёт сюда флот японских интервентов, вот мы, недостойные воины императора и идём, чтобы попытаться дать им отпор и погибнуть за Родину.
- Великий Конфуций! – Воскликнула И Ци, - сколько же японцев сюда приближается, что перед ними трепещет солдат такой великой армии?
- Целых сто боевых кораблей, - сказал солдат, - и на них больше пяти тысяч человек пехоты и конницы!
- Хе, - удивилась И Ци, - наших вон такая толпа, и слон с нами, а японцев всего пять тысяч, чего же их бояться?
- Э, девушка, ничего ты не понимаешь в военном деле. Их же целых пять тысяч японских самураев во главе с самим сёгуном, а нас всего сто тысяч китайских воинов.
- Ну да, - посчитала на пальцах путешественница, - наших, получается, двадцать человек на одного их интервента, и это не считая обслуживающего персонала.
- Правильно, только один японский самурай стоит полусотни наших так называемых бойцов. – Грустно сказал солдат, переложил пику на другое плечо и побежал догонять свой отряд.
«Да, - решила И Ци, - если так, то побьют японцы нашу армию и оккупируют весь восток Китая. Как же я тогда попаду к Лю Вану в провинцию Фулиньчжоу? Надо помочь нашей армии, хоть в ней и служат такие трусы, как этот солдат».
Подумала она, да и пошла прямо к императору. Только к нему просто так было не пройти, император всё-таки, не хрен с бугра. Короче, не пустили её даже в императорский военный лагерь.
Тогда И Ци решила совершить обходной манёвр. Она дождалась ночи, надела костюм ниндзя и в темноте пробралась мимо задремавших часовых в шатёр главного распорядителя императорского двора Пей Чая. Распорядитель в ту ночь спал один, потому что одолжил свою походную наложницу младшему цирюльнику императора. И Ци его потормошила за плечо и разбудила.
Пей Чай как увидел над собой человека в наряде ниндзя, решил, что это японский лазутчик и хотел закричать. Пришлось И Ци заткнуть ему рот его же портянкой и помахать кинжалом перед носом, чтобы распорядитель пришёл в чувство. Наконец дворцовый чиновник кое-как усвоил, что сразу его убивать не будут, и частыми кивками пообещал в обмен на сохранение своей ничтожной жизни сделать всё, что вражеский ниндзя ни попросит. Тогда И Ци сняла маску и потребовала:
- Организуйте мне с утра аудиенцию у императора!
- Уууу. – замычал Пей Чай.
- Ах, да! – хлопнула себя ладошкой по лбу И Ци и вытащила портянку изо рта распорядителя. – Так как там насчёт аудиенции? – Ещё раз уточнила она.
- Сейчас посмотрю, - увидев девушку, сказал несколько успокоившийся Пей Чай. Он сел, прибавил свет в лампе, посмотрел табличку со списком церемоний, сплюнул набившийся в рот ворс и сказал:
- Уважаемая ниндзя-кун, приходите после третьей стражи, император как раз будет ногти полировать.
- Хорошо, - сказала И Ци, - я приду, только чтоб без фокусов!
- Зуб даю! – Поклялся Пей Чай и выписал ей приглашение.
После второй стражи И Ци опять пришла в шатёр к Пей Чаю, только уже в своём обычном халате. Показала приглашение, напомнила, как его получила и представилась. Занервничавший чиновник, сообразив, что это своя китайская девушка, а не японская шпионка, успокоился и стал заносчив. Ведь он-то возгордился и считал, что предал врагам самого императора, но, как оказалось, всего лишь оказал вынужденную услугу соотечественнице. Однако утраченная было приветливость тут же вернулась к Пей Чаю, едва И Ци достала кинжал.
По приказу напуганного распорядителя придворные служанки переодели И Ци в красивые одежды, и вскоре она предстала перед императором.

8.
Владыка Поднебесной, Его Величество Пу Гоу сидел в своём походном шатре на высоком троне, весь такой в жёлтом халате, мягких тапочках, императорской шапочке с крыльями и большим мечом в драгоценных ножнах на боку. За троном стояли два вооружённые до зубов телохранителя-монгола. А перед троном сидела толпа наложниц императора. И одна из них полировала императору ногти на правой руке, а другая – на левой. Тут уж и Ци не то что поклонилась, а, как положено, упала императору Пу Гоу в ноги, ударилась лбом об пол и сказала:
- О, Сын Неба и Повелитель, не вели казнить, вели слово молвить.
- Говори, - милостиво кивнул император. – Казнить тебя мы всегда успеем.
- Я бедная девушка из города Люэян в провинции Шеньинь, иду в провинцию Фулиньчжоу на поиски пропавшего студента Лю Ванна, моего любовника.
- А мне что с того? – удивился император. – У меня проблемы почище твоих. Вот ноготь на правом мизинце треснул, да ещё эти пять тысяч японских самураев, будь они неладны!
- Для того я и пришла к тебе, Владыка Поднебесной!
- Починить ноготь? – Оживился император Пу Гоу.
- Не совсем, Ваше Императорское Величество. Я по поводу японцев. Дело в том, что Лю Ван как-то рассказал мне одну старинную военную хитрость, о которой прочитал в древних свитках, которые нашёл в лавке своего отца, почтенного торговца антиквариатом.
- Э, да это уже вопросы стратегии… Их лучше держать в тайне. Ну-ка, оставьте нас! – Велел всем присутствующим император.
Наложницы, сорвавшись со своих мест, стали давиться на выходе из шатра, а телохранители подгоняли их пинками. Потом они тоже вышли и закрыли за собой шёлковый полог.
Осталась И Ци наедине с императором и поведала ему секретную военную хитрость древних китайцев, услышанную ею от Лю Вана. А чтобы повелитель лучше усвоил информацию, показала ему пару приёмов у-шу. Сильно обрадовался тогда император. Подтянул он штаны, запахнул свой жёлтый халат, позвал всех назад и велел сделать все необходимые приготовления. А И Ци он на всякий случай заключил под стражу, чтобы было кого обвинить в случае неудачи военной операции.
Всю ночь по пляжам в районе предполагаемой высадки вражеского десанта тайно ползали тысячи китайских воинов. Едва успели закончить к рассвету.
Утром, лишь только солнце поднялось над морем, к берегу причалил японский флот. Целая сотня боевых кораблей уткнулась носами в песок. С них сошли пять тысяч закованных в доспехи самураев во главе со своим сёгуном и стали рассматривать оборону китайцев.
Сильно испугались в китайском войске и приготовились к бегству, а японцы, не мешкая, построились и пошли в атаку. И тут же нарвались самураи на страшное секретное оружие китайской армии – боевые грабли, уложенные в песок зубьями к противнику.
Тут и там взметались под ногами захватчиков черенки грабель и били их прямо по лбу. Тут и там вдоль берега слышались удары дерева по железу и падали на землю, гремя доспехами, бесчувственные тела оккупантов.
Испугались японцы, а китайцы оправились от страха и плотной толпой пошли в контратаку. В кровавой сече они убили целых восемь оглушённых граблями самураев, потеряв при этом в давке до двух тысяч своих солдат. Император потом справедливо счёл эти потери ничтожными.
Ошеломлённые интервенты, подобрав контуженных бойцов, срочно погрузились обратно на корабли, да и уплыли к себе в Японию.
- Мы, - сказали они на прощание, - попозже ещё раз вас проведаем!
- Скатертью дорога! – Кричали им с берега китайцы. Так они и расстались друзьями.
Император велел праздновать победу и лично выпустил И Ци из заточения.
- Проси, - сказал он, - у меня чего хочешь, поскольку ты есть прямо таки наша китайская Жэ Ань Де Арьк!
- Кто это? – поинтересовалась И Ци.
- Да, говорят, была недавно такая отважная дева-воительница у каких-то западных варваров. – Пояснил император. - Она, типа, тоже спасла от заморских врагов своего царька и всё их ничтожное государство. А они её потом в знак благодарности зажарили и, судя по всему, съели. Но мы не варвары, тебя жарить не будем. Разве что в переносном смысле. А поскольку ты спасла от японцев нашу Поднебесную Империю и не можешь остаться без награды, говори, что тебе надо, пока я добрый.
- Это хорошо. – Поклонилась И Ци императору.
Она была скромной девушкой, поэтому попросила всего лишь быстрого коня и подорожную грамоту до провинции Фулиньчжоу.
Император с радостью выдал ей и то и другое, пока она не передумала и побольше награду не попросила. Но, помня о её мастерстве в у-шу, Пу Гоу добавил ещё от себя лично пару связок серебряных юаней, а сам со своим войском, колесницами, ракетами, боевым слоном и наложницами тут же отправился в Нанкин праздновать победу.

9.
Через пару месяцев после победы над японскими захватчиками, пережив несколько незначительных приключений, о которых здесь стоит упомянуть лишь то, что ей сильно пригодились сюрикены, нунчаки и спрятанный в шляпе серп, И Ци прибыла в провинцию Фулиньчжоу. А там уже и до города Куньмина, столицы провинции было недалеко. С императорским пропуском и деньгами оно везде недалеко.
Походила И Ци по всяким имперским учреждениям города Куньмина, навела кое-какие справки и вскоре выяснила, что гонец, похожий на студента Лю Вана, почти год назад проследовал с саблей и императорским посланием в город Тэнчун, тот самый, который расположен почти на самой границе с Мьянмой, и назад не возвращался.
Делать нечего, отправилась она в Тэнчун. Доехала кое-как. Домики в том городишке были маленькие, улочки пыльные, а городской рынок и вовсе одни слёзы. Я уже не говорю о том, что в лучшей гостинице были клопы и тараканы, а кормили в местных харчевнях просто отвратительно. Но наша путешественница всё же умудрилась пристроить коня в стойло, сама там переночевала и даже позавтракала без особого ущерба для здоровья.
Наутро И Ци пришла в уездную управу. В здании управы под написанным на стене иероглифом «Помощник Управляющего» за дубовым письменным столом, в коричневом шёлковом халате чиновника и квадратной шапочке сидел её Лю Ван и перебирал бумажные свитки с отчётами сельских старост об урожае риса. Поднял он глаза на И Ци и спросил:
- Вы, гражданочка, по какому вопросу?
- Ты чего, бюрократ, меня не узнал что ли? – Улыбнулась ему И Ци.
- Впервые Вас вижу. – Холодно ответил Лю Ван. – Изложите, какое у Вас дело?
- Да ты что, милый, это же я, И Ци, твоя подруга и наставница по у-шу! Забыл что ли?
- Говорю же Вам, не знаю Вас. Не отвлекайте меня от работы, если без дела пришли.
- Да ты, да Вы…
- Вы сами выйдете, или может стражу позвать? – Холодно спросил Лю Ван.
- Не надо, я и так уйду. – И Ци треском задвинула за собой дверь. Не так представляла она себе встречу с возлюбленным.
Вышла И Ци на улицу, села на лавочку под большой криптомерией и горько заплакала. Вот скажите, стоило ли тревожить добрую фею и настоятеля монастыря, летать на драконе и спасать Поднебесную Империю от японских империалистов, если этот подонок её даже не узнаёт? А ведь как клялся, люблю, говорил, жениться обещал. Бедная, бедная И Ци! Она даже забыла про драконий порошок доброй феи Сен Мяо.

10.
Тут рядом с лавочкой, на которой сидела наша героиня, остановился чёрный лакированный паланкин с тонированными окнами и мигающим синим фонариком на крыше. Все его восемь носильщиков сели на корточки и закурили трубки, а в дверце паланкина опустилось окно и сидящий там чиновник жестом пригласил И Ци зайти поговорить. Она ответила сквозь слёзы:
- Я девушка порядочная и в паланкины к незнакомым господам не сажусь!
- А я, - заявил чиновник, - не незнакомый господин, а начальник этого уезда, и хочу знать, почему чужеземная девушка, да ещё такая красивая, плачет возле моей управы? Великий Конфуций завещал нам заботиться о слабых и обиженных.
- Даже так? – Удивилась И Ци такой отзывчивости незнакомого чиновника, вытерла слёзы рукавом халата и села в паланкин.
Начальник уезда, чтобы она немного успокоилась, налил ей в фарфоровую чашечку на три пальца персикового вина. Ну, и себе немножко накапал, не без этого.
И Ци вино выпила и рассказала доброму чиновнику всю свою историю. Когда она дошла до своей последней встречи с императором, то в подтверждение истинности своих слов показала собеседнику подорожную грамоту.
Начальник как только императорскую печать увидел, аж подскочил, грамоту из рук И Ци осторожно взял, внимательно изучил, почтительно поцеловал, вернул и стал слушать дальше.
- … вот так он меня совсем не признал и хотел стражу вызвать. – Всхлипнула И Ци, закончив свой рассказ.
Начальник тоже всхлипнул сочувственно, лоб шёлковым платком промокнул, бороду поправил и задумчиво произнёс:
- Странно, ведь Цзе Мин скоро год как служит в нашей управе, и сделал за столь короткое время карьеру от помощника младшего писаря до моего заместителя. Он честный и достойный молодой человек, и я не понимаю, как он мог не узнать свою, как Вы говорите, невесту. Не иначе Вы что-то путаете, или здесь не обошлось без колдовства.
- Какой такой Цзе Мин? Вы о ком говорите, господин? О том молодом человеке, который сидит за дверью с надписью, что он Ваш заместитель?
- Ну да, именно о нём. Уезд у нас маленький и заместитель у меня всего один. Его зовут Цзе Мин.
- Странно… - задумалась И Ци, - он так похож на Лю Вана… Этот ваш Цзе, он ведь местный?
- В том-то и дело, что нет! Зимой прошлого года он прискакал к нам в город на совершенно взмыленном коне, и глаза у него были выпучены как у рака.
- У коня?
- Да нет, у Цзе Мина. И в руке его была сабля. Да. Так вот, он привёз мне какое-то письмо с официальной печатью и хотел сразу скакать обратно, но я его удержал, чтобы он отдохнул, и тут же, при нём, вскрыл это злополучное письмо.
- Что было в письме?
- Я не знаю!
- Как так? Вы что, не прочитали его?
- Дело в том, - вздохнул чиновник, что когда я сломал печать и развернул свиток, оттуда повалил черный дым как из пасти небесного дракона, окутав нас с гонцом с ног до головы. И больше я ничего не помню. Когда дым рассеялся, письма уже не было. Ни у меня в руках, ни вообще в моём кабинете. Я у гонца спрашиваю, что это было, а он говорит: «Где я? Вы кто»? Я ему говорю, что начальник здешней управы, но как-то и сам в этом сомневаюсь. А он говорит: «Это понятно, что Вы - начальник. А я кто и что здесь делаю»? Я ему объяснил, что он гонец и привёз мне некое послание, которое куда-то делось. А он говорит: «Что мне теперь делать»? Я ему сказал, что он выполнил своё поручение и может ехать домой или в столицу, а он сказал, что не помнит, где его дом. Но сразу чувствовалось, что молодой человек хоть и потерял память о своём прошлом, но образование – такая редкость в нашей глуши – осталось при нём. На всякий случай я его немного поэкзаменовал, убедился, что не ошибся в его квалификации, после чего предложил парню место помощника младшего писаря. У нас тут, знаете ли, с людьми напряжёнка. Деваться ему было некуда, и он согласился. Я временно поселил его в гостинице, и, так как молодого человека надо было как-то называть, я назвал его Цзе Минном, в честь своего покойного дядюшки.
- Значит, это всё-таки Лю Ван! – Обрадовалась было И Ци, - но тут же тяжело вздохнула: - Но он меня совсем не помнит.
- Да, и есть ещё одно не совсем приятное для Вас обстоятельство… - начал было чиновник, но И Ци вдруг воскликнула, хлопнув себя ладошкой по лбу:
- Драконий порошок!!!

11.
Она выскочила из паланкина и, на ходу отвинчивая пробку волшебного пузырька, скрылась в здании уездной управы. Там с ноги дверь кабинета Лю Ванна открыла, подскочила к столу и без лишних разговоров высыпала весь порошок своему неверному любовнику за шиворот.
У него сразу дым из ушей пошёл. Молодой человек сорвался со своего места, забегал по кабинету, все циновки на полу ногами в кучу сбил и сшиб со стены портрет Конфуция. Потом остановился, потряс головой, огляделся и увидел И Ци. Кинулся к ней, обнял и говорит:
- Любимая моя!
Узнал значит. Права была фея, вот что любовь и порошок из драконьего помёта делают!
Тут вошёл в кабинет начальник уездной управы, тот самый чиновник из паланкина, и говорит:
- Вот как? Любимая, значит? А моя дочка как же?
И Ци как только эти слова услышала, от Лю Ванна отскочила и сказала ему дрожащим голосом:
- Это как же тогда Вас понимать?
Лю Ван (или Цзе Мин?) молчал как рыба об лёд, только глазёнки его узкие туда-сюда бегали. Типа, и сказать ему было нечего в своё оправдание.
- А так это понимать, - объяснил начальник управы, - что Ваш жених уже женат на моей третьей дочке!
- Это так? – спросила И Ци у Лю Ванна, и голос её задрожал.
- Так, - кивнул тот головой и глаза свои бесстыжие опустил.
- А говорил, люблю, не забуду, не изменю! Гад ты всё-таки, Лю Ван! Зачем только я с тобой у-шу занималась. – Разочарованно сказала И Ци и хотела уйти прочь, но чиновник её удержал.
- Гм, - сказал он, - юридически Вы, милая девушка, не совсем правы. Во-первых, уважаемый Лю Ван, находясь под влиянием колдовских чар, сам себя не помнил. Так что и в брак с моей Нинь Бао он вступил как Цзе Мин, что, согласитесь, несколько меняет дело. Тут есть некоторые интересные моменты и юридические тонкости, но о них в другой раз. Во-вторых, если бы даже он себя и помнил, что ж тут такого? Он же не изменял Вам с какой-нибудь девицей из весёлого квартала, а вступил в законный брак с честной девушкой из порядочной семьи. Ну, и в-третьих, не забывайте, что мы живём в Китае времён династии Мин (да продлится тысячу лет её правление), так что кто мешает нашему дорогому Цзе Мину, то есть Лю Вану, разумеется, взять себе вторую жену, то есть Вас? Надеюсь, его нефритовый стержень выдержит такую нагрузку?
- Ничего себе китайская грамота! – Удивилась И Ци. – Не зря Конфуций говорил, что учёный муж подобен светильнику в тёмной комнате. А его нефритовый стержень ещё не то выдерживал, уж я-то знаю. Это я говорю о Лю Ване, а не о Конфуции. – И она улыбнулась так светло и радостно, что чиновник даже прослезился от умиления.
- Ты выйдешь за меня замуж? - осмелевший Лю Ван взял И Ци за руку. Она руки не отдёрнула, глаза потупила и тихо ответила:
- Выйду, разумеется.
- А Вы не будете против нашего с ней брака? – Спросил Лю Ван у своего тестя.
- С чего же мне быть против? И Ци очень милая девушка, да и чиновнику твоего ранга положено иметь две жены. Так что совет вам да любовь, дети мои. – И он благословил их поднятым с пола портретом Конфуция.
Тут все потихоньку набившиеся в кабинет любопытные сотрудники уездной управы захлопали в ладоши и закричали «Банзай»!
- Только пусть я всегда буду у тебя младшей и любимой женой, - шепнула И Ци на ухо Лю Вану, и тот согласно кивнул ей в ответ.

12.
Вот вроде бы и вся сказка, но, возможно, у читателей возникнут некоторые вопросы или даже сомнения. Чтобы их развеять, забежим немного вперёд.
Лю Ван со своими жёнами через несколько лет вернулся в родной Люэян. К тому времени у него было уже трое детей. Бывший студент, даже получив образование, регулярно продолжал сдавать экзамены на государственные должности и быстро двигаться вверх по карьерной лестнице. Через двадцать лет, сменив множество постов, он стал судьёй в провинции Цзянсин. К тому времени его семья состояла из трёх жён, одиннадцать детей, трёх зятьёв, одной невестки и пяти внуков.
И Ци по-прежнему оставалась любимой женой Лю Вана, хотя занятиям у-шу с ней и другими жёнами он в силу возраста и служебной занятости уделял всё меньше и меньше времени. Но всё же уделял. Так стоит ли удивляться, что китайцев на Земле больше миллиарда человек?
Император Пу Гоу вышел на пенсию и Трон Поднебесной занял император Вэнь Мин. Награждая чиновников, он отметил особой грамотой выдающиеся заслуги Лю Вана в деле служения государству и велел выдать ему солидную премию.
Фея Сен Мяо села на строжайшую диету и через год весила всего каких-то 200 фунтов. На радостях она предприняла путешествие к Жёлтому морю и больше в Люэян не вернулась. Говорят, она ушла в море вместе с престарелыми пиратами и на этом её след теряется.
Злой волшебник Му Дэ дождавшись смерти Пу Гоу, вернулся в столицу и, проникнув во дворец, расколдовал двадцать восьмую наложницу покойного императора, которую он в своё время превратил в занавеску. Они поженились и жили долго и счастливо, путешествуя по Китаю и сея повсюду раздоры и неприятности.
Злого разбойника Фу Воня стражники случайно арестовали за какое-то мелкое правонарушение, и, поскольку улик для смертной казни было недостаточно, по приговору суда он был отправлен служить солдатом в императорскую армию, откуда вскоре благополучно дезертировал и занялся прежним разбойничьим промыслом. Впрочем, через короткое время Фу Вонь скоропостижно скончался при весьма загадочных обстоятельствах.
Японские оккупанты сдержали своё слово и вернулись в Китай.
Разбойник Дай Вдолг всё ещё бегает где-то по монгольским степям.
Жёлтый дракон Цзяо, откормившись на море, проведал настоятеля монастыря. Старые друзья вспомнили молодые годы и устроили пышное застолье для всей монастырской братии. После этого дракон вернулся в свою пещеру и снова впал в спячку. Настоятель Сань Ли продолжал медитативную практику и во время одной из медитаций направился прямо в нирвану, где душа его и пребывает по сию пору. Тело почтенного старца было похоронено с почестями и покоится на монастырском кладбище.
Об остальных героях этой истории ввиду их незначительности сведений не сохранилось, но точно могу вам сказать, что девятихвостая лиса-оборотень до сих пор живёт в склепе на старом кладбище города Люэяна.
Вот теперь всё.
Сюжет сказки взят из сборника «Удивительные сказания гор и равнин», (Шанхай, издательство «Янцзы», 1925 год, издание второе) составленного малоизвестным китайским собирателем сказок и легенд Рэнь Бяо (1768-1859 г.г.)

Важно! Приглашаю творческих людей на страницы журнала, подробности тут. Просьба к редакторам журналов и издательств обратить пристальное внимание на работы авторов, представленных в блоге! Весь контент авторский, оригинальный, часто эксклюзивный. Все права принадлежат авторам и защищены законом об авторском праве РФ!

vokiturk ©

Просмотры:
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


Если Вам понравилось творчество автора, Вы можете поддержать его, подарив немного жетонов, сославшись на запись или сделав её репост!
Tags: Автор дня, Максим Рябов
Subscribe

Posts from This Journal “Максим Рябов” Tag

promo vokiturk december 15, 2015 13:08 107
Buy for 20 tokens
Я выложил свой первый пост, Теперь я блогер как и все! Впредь ждёт меня активный рост, А вместе с ним - большой успех! Пишу я сразу обо всём, Все темы жажду охватить. Посты выкладываю днём, Как Ариадна красну нить. Во снах я вижу ваш репост! Но вновь проснувшись всё…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments