vokiturk (vokiturk) wrote,
vokiturk
vokiturk

Categories:

Дело №128 (Максим Долгов (Волжский))

Друзья! Представляем Вашему вниманию новую работу нашего постоянного автора Максима Долгова - "Дело №128". Эта таинственная и захватывающая история не оставит никого равнодушным! Приятного чтения!



Все, что Олег Якушев мог узнать про человека, известного под именем Дмитрий Рой, было собрано в деле под номером 128, составленным Виктором Терновым более года назад. Молодой следователь, полностью проработав собранный материал, пришел к выводу, что его предшественник был не до конца откровенен, когда представлял руководству отчеты по проделанной работе. В частности, Якушев замечал весьма серьезные пробелы в описании жертв, найденных в многочисленных квартирах города Волгограда. После, как оказалось, отчеты Виктора не в полной мере отображали все данные собранные судмедэкспертами. Складывалось впечатление, что тридцатидевятилетний лейтенант розыскного отдела заведомо укрывал часть собранной информации, которая впоследствии переставала фигурировать в деле Дмитрия Ройя, известного по прозвищу Лицедей.

Дело было закрыто четырнадцать месяцев назад, когда Рой исчез из поля зрения полиции. В то же время прекратились и похищения людей, которые были приписаны Ройю. Тернов же поспешил закрыть дело, обосновав свои действия исчезновением подозреваемого. Как говорилось в последнем отчете, Дмитрий Рой покинул город и исчез в неизвестном направлении.

Впоследствии дело попало в архив, где пролежало более года, пылясь на полке среди картонных папок, в каждой из которых были собранны подробные описания самых страшных убийств, произошедших в Волгограде. Якушев был знаком с некоторыми из них, поскольку часто прибегал к практике своих коллег, имеющих солидный стаж и опыт работы. В основном молодому следователю попадались преступления на бытовой почве. Как часто люди в пылу ярости или ревности убивали своих родных и близких, пытаясь после скрыть следы преступления. Здесь были попытки выноса тела в распиленном виде и расфасованном в пластиковые мешки. Кто-то вывозил труп по старинке, завернутым в ковер, но был и пожилой мужчина, решивший, что лучше всего скрыть гибель собственного сына, съев его тело. Но все это, не шло ни в какое сравнением с делом 128, вдруг всплывшим в архиве после того, как в течение месяца пропало пять человек.

Более опытные следователи тут же сопоставили новые исчезновения с пропажами людей годовалой давности, тем более что подчерк сильно совпадал. Разница заключалась лишь в том, что год назад все тела были найдены. Они находилось в разных квартирах сразу по два или три, чему свидетельствовали фотографии, приложенные к делу. Возможно, Дмитрий Рой был в своем вымышленном мире не просто убийцей, но еще и творцом, гением, создающим шедевры из материала, когда-то бывшим живыми людьми. Но, не смотря на весь ужас, запечатленный на фотоснимках, Якушев заметил особенность, заставившую его шестнадцатого июня, в свой выходной день, уехать из города на поиски Виктора Тернова.

Преодолев расстояние в сто сорок километров по трассе М6 мужчина свернул в сторону небольшого городка, сверяясь по навигатору в правильности проделанного пути. Якушев был еще достаточно молодым следователем, к тому же достаточно амбициозным и целеустремленным. Ему хотелось распутывать все дела, которые только бывали на его рабочем столе. Хотелось как можно больше посадить за решетку подонков, терзающих мирных граждан своим больным безумием. И для своей цели мужчина готов был не жалеть личного времени.

Он проехал через городок и, свернув на нужную улицу, остановился возле частного одноэтажного дома. Ближе к полудню солнце уже разогрело воздух до тридцати градусов и, выйдя из прохлады кондиционера, Якушев ощутил сухость воздуха. Здесь царила пыль, подымающаяся от легкого дуновения ветра, хотя буйная зелень, окружавшая дома, говорила о частых дождях.

Якушев направился к входной двери, прихватив с собой папку с делом №128, оценивая на ходу состояние жилища Виктора Тернова. Но сказать по правде, как к самому зданию, так и к окружающему его участку уже давно не прикасалась рука настоящего хозяина. Сорняк рос здесь на полных правах, мешая молодым побегам прочих растений. Клумбы для цветов, когда-то высаженных вдоль тропинки, теперь походили на рассадник обычной травы, чьи семена были занесены ветром с ближайших полей, окружавших город. Олег замер возле пошарканной деревянной двери, спрятавшейся в тени козырька, и несколько раз постучал кулаком.

Глухой звук разлетелся по дому, оповещая о прибытии гостя, и мужчина, тем временем постарался заглянуть в одно из окон. Он сделал пару шагов в сторону от входа и оглядел помещение. Это была кухня, заставленная старой мебелью. По стенам висели шкафы с перекошенными дверцами, а в раковине громоздилась грязная посуда. На кухонном столе, помимо тарелок и чашек, стояла початая бутылка дешевого коньяка.

Олег вернулся к входной двери и вновь постучал в нее, решая, что делать дальше, если хозяина не окажется дома. Позвонить Виктору заранее он не мог, поскольку нигде не был указан его новый номер сотового. Но судя по состоянию всего дома, Тернов вел, по всей видимости, затворнический образ жизни. И если этим утром мужчина покинул дом, то обязательно в скором времени вернется обратно. Якушев шел к машине, когда услышал шаги, заставившие его воспрять духом. Во всяком случае, проделанный сегодня путь, не окажется напрасным.

Дверь открыл худощавый, сильно осунувшийся мужчина, с запавшими глазами, обведенными фиолетовыми кругами. Якушеву даже показалось, что хозяин дома болен и его визит может оказаться некстати. Но когда Виктор заговорил, его голос был вполне бодр и крепок.

- Что тебе? Опять продаете всякую дрянь?
- Меня зовут Якушев Олег, я из управления, где вы работали год назад. – Ответил молодой мужчина и для верности, протянул свою корочку в раскрытом виде.

Виктор пробежал по документу взглядом, не вдаваясь в подробности.

- Я не жду гостей, - огрызнулся хозяин дома, сверля Олега твердым взглядом.
- Простите, что побеспокоил вас. Вы уже давно не служите в полиции, и думаю, хотели бы забыть обо всем, но у меня к вам есть вопросы, на которые сможете ответить только вы.
- К черту ваши вопросы. Я не желаю ничего обсуждать.

Тернов уже стал закрывать входную дверь, когда Якушев произнес, в надежде зацепить своего несговорчивого собеседника:

- Это касается дела Лицедея. Мне кажется, что похищения возобновились.

Дверь замерла на одном месте, так и не захлопнувшись. Лицо Виктора застыло в сумраке плохо освещенного помещения. Его глаза смотрели на Олега так, словно пытались прочесть мысли молодого парня. Якушев знал, что у Тернова довольно богатый послужной список и что в его жизни произошло немало событий, касающихся лично его самого. Этого матерого волка невозможно ни обмануть, ни что-то скрыть от него. Его действия как следователя не могли не восхищать начинающего полицейского и поэтому, когда перед Якушевым дверь раскрылась полностью, приглашая его войти внутрь, мужчина испытал легкий трепет. Первая победа в этом деле была одержана, оставалось теперь только найти правильные слова.

Обстановка в доме была столь же плачевная как и снаружи. Старая корпусная мебель, с пылящимися, зачастую пустыми полками, выглядела так, словно ей уже пришло время отправиться на свалку. На полу в гостиной лежал старый ковер, изрядно потерявший свои былые яркие цвета. На нем стоял диван с засаленными подушками и пошарканными подлокотниками. Весь дом был погружен в легкий полумрак, отчего тени, сливались между собой, приглушая основные краски обоев и прочих вещей. Якушев огляделся по сторонам, примерно представляя себе расположение комнат. Справа от входной двери находилась дверь в кухню, куда собственно и позвал его Виктор, махнув рукой.

Они сели за кухонный стол напротив друг друга. Хозяин дома, не предложив гостю даже воды, смотрел на молодого мужчину взглядом, переполненным недовольства. Олег понимал, ему необходимо говорить быстро и по существу, ведь настроение у хозяина дома может перемениться в любую минуту.

- Я хочу, чтобы вы рассказали мне про Дмитрия Ройя. Все, что вы знаете о нем. Я с недавних пор занимаюсь делом по исчезновению нескольких человек. В основном это молодые девушки. Такая же история, с которой пришлось столкнуться вам год назад.
- Похищение молодых девушек всегда в приоритете у маньяков, - перебил Олега Тернов, скрестив руки на груди, - они дают не такой сильный отпор как мужчины.
- Да, конечно, - согласился Олег, ощутив себя дилетантом. Он положил картонную папку набитую бумагами на стол. На ее обложке было аккуратным подчерком выведено «Дело №128».
- Пропало пять человек за месяц. Девушки просто выходили из своих домов, отправляясь по делам, а затем пропадали.
- Вы находили их тела?
- Нет. Ни одной из девушек мы так и не нашли.

Тернов усмехнулся, отведя взгляд в сторону. Казалось, мужчина потерял всякий интерес к разговору. Олег даже решил, что их беседа может закончиться, так и не начавшись.

- Так с чего вы тогда взяли, что это дело Лицедея? В отличие от вас, я нашел тела всех девушек.

Якушев открыл папку, внимательно слушая Виктора. Он понимал, к чему тот клонит. На первый взгляд все выглядело именно так. Год назад действительно каждая из похищенных жертв была найдена. В некоторых квартирах находилось сразу по три тела. В других по одному. Почерк убийств абсолютно схожий и, совершенно очевидно, что преступника не терзали принципы морали. Тела на фотографиях выглядели настолько изувеченными, что приходилось подолгу изучать снимки.

- Да, вы правы. Я пока еще не нашел ни одну пропавшую жертву, - продолжил Олег, раскрыв папку и вынув из нее описание первого преступления. Виктор все это время наблюдал за действиями своего последователя, без каких-либо эмоций. - Но мне удалось подробно изучить сам способ похищения, а точнее выманивания жертвы. И как в вашем случае, так и в моем, все оказалось очень даже похоже. Вначале знакомство в социальных сетях, затем телефонные звонки, несколько встреч и после исчезновение.
- Ну и что? – Виктор Тернов развел руками в стороны, - обычное дело. Знаете, не все преступники готовы схватить человека посреди улицы и затолкать его в машину. Чтобы игра стала наиболее острой, необходимо втереться в доверие.
- Да, мы проходили это на занятиях по психологии. Но ведь слова, которые используют преступники, не могут повторяться с идентичной точностью. Ведь нет институтов для маньяков, где бы их обучали, что и когда говорить.

В подтверждение своих слов, Олег протянул собеседнику распечатки из социальной сети.

- Та, что сверху, это распечатка из разговоров годовалой давности. Той, что снизу, всего месяц. Обратите внимание, некоторые предложения абсолютно одинаковы.

Тернов взял распечатки и на несколько секунд погрузился в чтение. Он перебирал их одну за другой, сравнивая тексты. Затем положил обратно на стол и, уставившись на Якушева, спросил:

- Хорошее наблюдение. Видно вы не зря просиживаете в моем кабинете. Так что вы хотите узнать? Я ведь описал все этапы следствия в своих отчетах.
- Да, я их прочел и не единожды, - Якушев вновь вынул из папки уже более свежие документы. – Но помимо ваших отчетов, я подробно переговорил с судмедэкспертами, которые вели это дело. Несколько раз общался с поталогоанатомом, работавшим с телами и даже нашел полицейских, присутствовавших на местах преступлений. По собранным данным я определил, что вы далеко не все отобразили в своем отчете.

Якушев протянул распечатку Тернову, но мужчина ее даже не взял. Он продолжал сверлить молодого следователя взглядом. Олег все еще держал документ в протянутой руке, понимая, что на самом деле его собеседник вряд ли найдет в нем что-то новое для себя.

- На то были причины, - сухо ответил Виктор и, поднявшись со стула, прошел к раковине, там он взял стеклянный стакан, ополоснул его водой из-под крана и вернулся обратно за стол. Затем, наполнил его на четверть коньяком и выпил все залпом. Олег все это время наблюдал за мужчиной, вернув распечатки обратно в папку. Как он уже успел убедиться, следователи иногда скрывают определенные факты распутываемого ими дела. Причины могут быть разные, но в деле под номером 128, эти причины могли стать основным звеном, ведущим к поимке преступника. Если не брать в расчет богатый послужной список Тернова Виктора, то могло сложиться впечатление, что этот человек попросту покрывает Дмитрия Ройя.
- Причины отпустить маньяка зверски замучившего двенадцать девушек?

Тернов вновь усмехнулся и плеснул алкоголь в стакан.

- Невозможно отпустить того, кого еще не поймал. И поверь мне, поймать человека, который буквально прыгает во времени, невозможно.
- Что вы сказали? Прыгает во времени? Как это?

Виктор развел руками, сжимая стакан и почти рассмеявшись, ответил:

- Если бы я сам знал, как он это делает, то думаю, поймал бы его раньше тебя.

Он вновь выпил горячительный напиток и с сильным стуком поставил стакан на стол.

- Расскажите мне все, что знаете и может быть у меня получиться схватить его. Я вас понимаю. Вы хотели наказать преступника и скрыли все эти данные, чтобы никто не помешал в поисках. Вся эта бюрократия и желание более высоких чинов присвоить распутывание громких преступлений себе, заставляет идти на подобный шаг. Но он вернулся, я уверен в этом.

Якушев смотрел на Тернова, не отрывая взгляда, и впервые за все их короткое знакомство, что-то в лице Виктора изменилось. Что-то дрогнуло в этом почти монолитном лице. Его взгляд и жесты на какое-то мгновение изменились, превратив сурового полицейского в запуганную жертву. Такие изменения не могли пройти мимо Якушева, и Олег выдал последний аргумент:

- Если вы в действительности хотите привлечь этого палача к ответственности, то тогда дайте мне шанс. Помогите мне, закончить ваше дело!

Виктор оценивающе оглядел собеседника и сказал, отодвигая от себя распечатки, сделанные с социальных сетей.

- Ты прав, но не во всем. Меня не интересуют медали и звезды на погонах. Есть в жизни то, ради чего стоит не только жить или умереть. Есть вещи, ради которых стоит пойти на риск, даже если появившиеся шансы кажутся абсолютным безумием.
- Вы имеете в виду свою семью?

Тернов кивнул, тяжело переводя дыхание. Олег знал, что семь лет назад его супруга и пятилетний сын оказались жертвами мести. В то время Виктор сумел расследовать тяжелое преступление, накрыв целую банду наркоторговцев. Но их связи в правительстве оказались куда сильнее амбиций следователя и под суд попали только мелкие сошки. Но Тернов не унимался, он продолжал вести расследование даже тогда, когда получил приказ сверху о прекращении дела. А когда очередному авторитету уголовного мира было предъявлено обвинение, автомобиль в котором ехали жена и сын Виктора Тернова, упал с моста на магистральную проезжую часть из-за поломки рулевого управления. Автомобиль приземлился на крышу и, в него тут же врезались еще пара машин, создав жуткую пробку, через которую скорая помощь смогла пробраться только через сорок минут. В отделении все знали эту историю и сильно сочувствовали потере, но когда через месяц Тернов вернулся, он, словно стал машиной, наказывающей всех представителей преступного мира, ломая их на допросах и заставляя нести наказания еще до суда.

- Я имею в виду именно свою семью. Ты знаешь, как все произошло. Эту историю до сих пор обсуждают в отделении. Я лишился тех, ради кого жил, а тот, кто заслуживал пожизненного заключения, оказался на свободе. Но спустя годы появился Дмитрий Рой. Это был тот человек, которого можно было привлечь к суду не переживая за его покровителей. Но я вновь просчитался. Человек, за спиной которого стоит нечто выходящее за грань понимания, становится, практически, неуязвим.
- Не думал, что вы будете склонны к мистификации, - усмехнулся Якушев и в тот же момент поймал на себе взгляд Тернова. Мужчина смотрел на него с не скрываемой злобой. Было видно, что Виктору совершенно не до шуток и если он и говорил про вещи сверхъестественные, то, по всей видимости, у него на то были свои причины.
- Простите. Я не хотел оскорбить вас.

Якушев опустил взгляд и сделал вид, будто вновь увлечен поисками документов в папке.

- Я искал Ройя один. Так получилось, что на тот момент у меня не оказалось напарника. Приходилось много ночей подряд просиживать в кабинете, ожидая результатов экспертиз. Совсем скоро я понял, преступник совершает свои злодеяния в съемных квартирах. А для заманивания жертв, втирается в доверие на протяжении нескольких недель. Таким образом, он одновременно общался с несколькими жертвами, а когда убивал их, на подходе у него были новые. Скрывать места убийств не входило в его задачи. Наоборот, Дмитрий даже иногда мог оставить дверь квартиры открытой, когда заканчивал свое очередное злодеяние. Но вот, что касалось отпечатков или прочих улик, то здесь все было сработанно идеально. Мы долгое время даже не знали, кто этот человек, имея только кучу фотороботов от разных людей, а каждое описания Ройя существенно отличалось от предыдущих. Да и имя его мы знали лишь со слов хозяев квартир.

Якушев оставил бумаги в покое и полностью переключился на рассказ Тернова. Мужчина постепенно проваливался в воспоминания. Его взгляд становился все более отрешенным. Совсем скоро Виктор говорил без остановки, только иногда поглядывая на молодого следователя, словно удостоверяясь в его присутствии.

- Так продолжалось многие месяцы. Мы получали звонки от граждан и приезжая на место преступления видели то, что на снимках в этой папке. Но на самом деле все было на много серьезней. Это были не просто убийства, а ритуалы. Может быть даже жертвоприношения, хотя к этому заключению я пришел только в самом конце расследования. Но ты действительно прав, я не все указал в своих отчетах, лишь по той причине, что если бы мне в голову пришло описать все досконально, то меня сочли бы сумасшедшим. А значит, отстранили бы от дел и кто-то другой продолжил искать Ройя, натыкаясь на его картины.

- Картины? - переспросил Олег, решив, что ему послышалось.

Виктор в ответ усмехнулся и, вынув из нагрудного кармана рубашки пачку сигарет, спросил:

- А этого ты не услышал даже от тех полицейских, которые охраняли место преступления. Я прав?
Якушев отрицательно покачал головой. Он совершенно ничего не знал про картины. Нигде не было, ни фотографий, ни описаний. А комнаты с найденными в них трупами всегда выглядели так, словно эти помещения многие годы не ремонтировались.

- На первую картину я не обратил внимания, - продолжил Тернов, закуривая сигарету и, придвинул к себе грязную тарелку, чтобы стряхивать в нее пепел.
– Она стояла в углу комнаты, завешенная куском ткани. Все мое внимание на тот момент заострилось на зверски растерзанных телах двух девушек. Складывалось чувство, что их буквально выпотрошили, а затем слили всю кровь и унесли в неизвестном направлении.

Якушев принялся вновь перебирать отчеты, понимая, что он ничего подобного в них не читал и не слышал при опросах.

- Подождите, - перебил он Тернова, - хотите сказать, что Рой попросту слил их кровь и забрал с собой?
- На первый взгляд все выглядело именно так. Мы проверили квартиру, провели опись, сделали снимки, вывезли тела, а криминалисты, собрав все, что только смогли найти, разъехались. Я завел дело, которое лежит сейчас перед нами на столе. Второе преступление произошло спустя две недели. В этот раз он убил одну девушку и теперь, наличие накрытой картины стоявшей в съемной однокомнатной квартире меня зацепило сразу. В тот момент я был один в комнате, ожидая экспертов и, старался первым найти зацепки. Холст, а Рой писал свои картины именно на холсте, натянутом на раму, стоял в углу на полу. Подойдя к ней, я скинул ткань и, в тот же момент меня буквально накрыло какой-то невидимой волной. Словно я открыл некое окно, из которого повеяло ветром переполненным смрадом. В тот же момент обои на стенах стали тускнеть и закручиваться в углах. Деревянная мебель щелкала от того, что древесина рассыхалась и превращалась в дряхлое старье. Даже стекла в окнах потемнели от слоя пыли. Я ощущал этот поток на своей коже, понимая, что наблюдаю явление, которого совершенно не может быть. Но самое удивительное заключалось в другом.

Тернов сделал пару больших затяжек, не сводя взгляда с Якушева. Затем раздавил сигарету в тарелке и добавил:

- Снизу с картины на пол стекала темная, густая жидкость. Не много, но ее было достаточно, чтобы образовалась лужица. Я наклонился, и, оглядев более подробно, не смог понять, что это. В дальнейшем и экспертиза не показала ровным счетом ничего. Затем, произошло третье преступление и, здесь картина стояла на самом видном месте.
- Постойте, - вновь перебил Якушев, понимая, что теряет из виду, может быть самое основное. Он буквально весь завелся от услышанного. На мгновение, поверив в рассказ, Олег посчитал, что его собеседник по-прежнему старается утаить основное. – Что было нарисовано на картине и главное, чем она была нарисована?

(Читать продолжение...)

вензеля.png

Tags: Автор дня, Максим Долгов
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo vokiturk december 15, 2015 13:08 106
Buy for 20 tokens
Я выложил свой первый пост, Теперь я блогер как и все! Впредь ждёт меня активный рост, А вместе с ним - большой успех! Пишу я сразу обо всём, Все темы жажду охватить. Посты выкладываю днём, Как Ариадна красну нить. Во снах я вижу ваш репост! Но вновь проснувшись всё…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments